Никас Сафронов. Один из самых популярных и талантливых художников современности.

Никас Сафронов. Один из самых популярных и талантливых художников современности.

Всегда доброжелательный, элегантный и обаятельный мужчина, образ которого невозможно не узнать. Один из самых популярных и талантливых художников современности. Его кисти принадлежат портреты президентов и звезд мирового масштаба. Народный художник РФ, академик Российской академии художеств, профессор. У нас в гостях несравненный Никас Сафронов.

Новый номер нашего журнала посвящен обретению счастья через творчество. Вы посвятили свою жизнь искусству — живописи. Создавая картины, какие эмоции вы чаще всего испытываете?
Учитывая название вашего журнала, хочется немного поговорить о счастье, тем более что в повседневной жизни о счастье как-то говорить не приходится, да и слово это во многом девальвировано. Его употребляют в основном применительно к глаголам: покушать, увидеть, купить и тому подобное.
Вообще, для меня этимология слова «счастье» до конца не ясна. «С-» как приставка может быть измененным «се-», а может быть и «со-». В первом случае это указание на темпоральность, то есть это что-то краткое, говорят же «мгновение счастья». А если второй вариант — это указание на единство с кем-то, «сотворчество», «содружество».
Помните, в повести «Чук и Гек»: «Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовется Советской страной»?
Страна уже давно не советская, но она от этого не стала менее родной, и быть ее частью — это очень серьезно. Собственно, это я и испытываю, когда пишу свои полотна. Что интересно, это возникает, когда я пишу пейзаж не только Москвы или того же Петербурга, но и Венеции, Бахрейна, Парижа. Вдали от Родины это чувство еще сильнее.

Процесс творчества у каждого мастера уникален. Приоткройте нам свои творческие привычки. Может быть, Никас Сафронов любит петь песни в момент рождения своего творения или непрерывно вести диалог с натурщиком, а может быть, вам приятнее творить под шум дождя или в тишине? Кусать кончик кисти или обязательно надеть или положить рядом «счастливый атрибут»?
Ничего из того, что вы перечислили, у меня нет. Во всяком случае, я этого за собой не замечал. Если говорить о творческих привычках, то они есть, но в ином ключе. Я всегда молюсь перед началом работы. Это не всегда молитва со словами, но она важна, как момент настройки инструмента или оркестра, чтобы потом не было фальши. Работаю обычно ночью в тишине, поскольку ни что не должно отвлекать, но бывает, когда что-то записываю из воспоминаний о сне или прошедшем событии, которое я позже собираюсь ввести в картину, то в перерывах могу погрызть карандаш или ручку. Но кисти во время работы грызу редко, так как работаю не останавливаясь.

Не секрет, что люди, которые выбирают, какой профессии посвятить свою жизнь, отталкиваются от особенностей своего мировоззрения и строения психики. На ваш взгляд, счастье человека, реализовавшего себя как художник, какими эмоциональными оттенками может отличается от представления о счастье, например, успешного экономиста-аналитика?
Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно было бы ранее освоить другую профессию и поработать экономистом-аналитиком. Там тоже есть какое-то счастье. Хотя, наверное, это больше похоже на удовлетворение от сбывшегося прогноза. Возможно, бывает удовлетворение от несбывшегося негативного прогноза.
Я перепробовал в жизни многое — учился на моряка, работал в театре как художник-бутафор и потом художник-постановщик, пытался заниматься дизайном, снимался в кино как актер и так далее. Но только, пожалуй, в живописи мне удалось, как мне кажется, найти себя, или, как говорят ученые, самореализоваться. В принципе, это и есть если не само счастье, то путь к нему.
В фильме «Доживем до понедельника» школьник Геннадий Шестопал, безнадежно влюбленный в одноклассницу, в сочинении на тему «Ваше представление о счастье» написал единственную фразу: «Счастье — это когда тебя понимают». Мне кажется, это очень точная фраза. Если говорить обо мне, то счастье — когда меня понимают с точки зрения моего творчества. Люди приходят на выставки, кто-то приобретает мои картины, их видят в разных музеях России и мира — и это для меня признак, что меня понимают. А это счастье.

Многие талантливые творческие люди предсказывали будущее или раскрывали тайны прошлого в своих работах. У вас есть прекрасный цикл картин «Люди-животные». Меня завораживают эти образы, и сразу рождается вопрос: «Никас, вы верите в реинкарнацию?» Что вас вдохновило на создание таких персонажей? Может, ваше подсознание тоже приоткрыло вам одну из тайн человеческого бытия, благодаря вашему таланту?
Ну, в полном смысле в реинкарнацию я как православный христианин не верю, но есть что-то, что философ Михаил Розов называл «социальными эстафетами», то есть какие-то волны, которые идут по пространству-времени и поднимают и опускают нас, передают энергию великих и не только великих. А что касается серии «Люди-животные», то я просто всегда подмечал, что у людей и животных много общего во внешности, в повадках. Ученые-этологи говорят, что есть много общего и в мышлении, реакциях и так далее. В искусстве один из важных моментов — узнавание. Человек узнает что-то, о чем не знал и не думал, и испытывает удовольствие. Мне кажется, картины с животными именно поэтому имеют успех у публики. В этих работах она признает себя и своих близких. То же можно сказать о картинах в жанре «дрим-вижен». Там зритель узнает какие-то свои сны, мечты, ощущения.

Если представить, что мы живем в обществе, где развитие технологий уже позволяет загружать в мозг знания и навыки любой профессии, в каком ремесле вы бы первым делом прокачали себя?
Это довольно фантастический сценарий, который применим в основном к роботам. Там действительно можно запрограммировать, то есть обучить, любую информацию и операции-навыки. Для себя я такой перспективы не вижу. Каждый несет свой крест, у каждого есть своя судьба, которой мы должны следовать. Хотя вот одно знание я бы приобрел — это знание иностранных языков. Это то, чего мне так не хватает при общении с разными интересными людьми, говорящими на других языках.

К какому художественному стилю вы отнесли бы свои творения?
Человек имеет множество ресурсов двигаться в разных пространствах — профессиональном, политическом, социальном, образовательном и так далее. Что касается меня, то я всю жизнь двигался от жанра к жанру и в итоге создал свой авторский стиль «дрим-вижен».

При общении с вами невозможно не отметить то душевное тепло, которое вы излучаете. И у меня возник вопрос в связи с этим. Созвучны ли вашему сердцу идеи благотворительности и меценатства?
Всю свою сознательную жизнь я занимался и занимаюсь благотворительной деятельностью — помогаю детским домам, сотрудничаю с Всероссийским обществом слепых, участвую во многих благотворительных акциях. Когда в Эстонии продали мою картину на благотворительном аукционе более чем за 60 тысяч евро, все деньги пошли детям на операции на сердце. И таких примеров очень и очень много.
Есть и многолетние проекты в сфере благотворительности. Например, каждый год я провожу рождественские и пасхальные творческие встречи и мастер-классы в детском отделении НМИЦ ССХ им. А. Н. Бакулева по инициативе благотворительного фонда «Грани таланта». Я также являюсь опекуном и куратором общеобразовательной гимназии № 65, сегодня уже носящей мое имя, в Ульяновске, помогаю Дому детского творчества и подростковому клубу «Галактика» в Димитровграде, на протяжении многих лет являюсь председателем жюри общероссийского общественного движения «Одаренные дети — будущее России», с самого начала постоянно участвую в благотворительной акции «Белая Роза» Фонда социально-культурных инициатив Светланы Медведевой.
В конце прошлого года я написал и передал в дар музею-заповеднику «Родина В.И. Ленина» два портрета именитых земляков — Ивана Яковлевича Яковлева и Федора Осиповича Ливчика, а также по фотографии картины Ливчика «Грибы» написал ее маслом и тоже передал в дар этому музею.
Сейчас я помогаю в строительстве храма Александра Невского в Ульяновске, а в 2000-х годах на свои средства построил церковь святой Анны в Ульяновске и часовню святой Анны под Ульяновском, где покоятся мои родители.
Много лет по всей России провожу мастер-классы с детьми и особенно выделяю детей-инвалидов. У многих из них нет родителей, и часто таких детей специально привозят из других регионов на встречу со мной, когда мы в моей квартире-студии рисуем вместе.

Слышала, что есть аудитория в университете, которой присвоили ваше имя. Расскажите, пожалуйста, эту историю.
С 2010 года я являюсь профессором, а с 2020 года назначен деканом кафедры культуры и искусства Ульяновского государственного университета. Мне приятно, что за мою деятельность в университете, в Ульяновске и в России в 2021 году аудитории № 520 УлГУ присвоено мое имя. Всем своим творчеством и общественной деятельностью я стараюсь оправдать оказанное мне доверие. Мы все знаем, что в этой особо важной сфере есть множество проблем, концепций, моделей, технологий образовательной деятельности. Я всегда с большим интересом вникаю во все, за что берусь. И стараюсь внести вклад в культурную жизнь родного мне Ульяновска, Москвы, где я живу, и России в целом.

А какую привычку вы бы стерли в своем характере и какую хотели бы получить?
Вопрос интересный. Привычки есть, но они — продолжение моего характера. Например, я люблю друзей и вообще людей. Общение с ними занимает много времени. Возможно, было бы лучше посвятить его творчеству. Но, с другой стороны, может быть, это общение как-то питает творчество.
Еще я никогда не отказываю тем, кто просит приехать куда угодно, даже в далекий северный город, чтобы встретиться с той или иной аудиторией, дать мастер-класс и тому подобное. Есть привычка не отказывать никакому изданию, кроме откровенно «желтых» или запрещенных, в интервью. Наша встреча тоже из этой категории. Но стоит ли хотеть избавиться от этих привычек?

Есть ли способ убедиться, что твое предназначение и талант — быть художником?
Способ есть, но его никто не знает. Что я имею в виду? Кто-то, как Поль Гоген, начинает писать после сорока лет и становится известным только после смерти. То же можно сказать про Ван Гога и множество других художников. Они не убедились при жизни, что живопись — их призвание, но они и не убеждались. Они творили, потому что не могли иначе. А тот же Ренуар был весьма обеспеченным при жизни человеком, и его картины пользовались большим спросом. Это признак таланта и предназначения? И да, и нет.

Сейчас люди, тем более творческие, часто сталкиваются с хейтерами и разгромной критикой. Какие рекомендации относительно этого вы можете дать молодым художникам и что вы можете им пожелать?
Это отдельная большая и больная тема. Быть истинным, настоящим критиком — талант, сопоставимый с талантом самого художника. Критика — это социальный институт, и у него много функций — эстетическая, оценочная, ценностно-ориентационная и другие. Главное, они все должны быть позитивными и конструктивными. Но есть субъективный момент в работе критика, и он зачастую превалирует. Есть какие-то личные и часто предвзятые обиды на художника, есть также обида на собственную судьбу, ведь часто критиками становятся нереализованные художники, музыканты, писатели… есть еще и такая штука, как заказ, и его выполняют критики-киллеры.
Что можно пожелать молодым художникам? Есть разные пословицы типа «Собака лает, караван идет», но мне могут приписать оскорбление достойного животного — собаки. Можно и помягче: «Делай, что должно, и будь, что будет». Главное, помнить, что публика — самый лучший и объективный критик. Балет Чайковского «Лебединое озеро» провалился на премьере. Критики писали о примитивности мелодического строя, о ходульности композиторских приемов и так далее. А сегодня это один из самых любимых балетных спектаклей в мире. Время всё расставляет.
Художник все свои произведения вставляет в раму. Если применить это нашему интервью, то хочется, как и в его начале, напомнить о названии вашего журнала и привести слова Конфуция: «Счастье — это когда тебя понимают, большое счастье — это когда тебя любят, настоящее счастье — это когда любишь ты». И это тоже совет молодым художникам: любить свою натуру и своего зрителя. Тогда всё получится!

Никас, благодарю за интервью! Время в вашей компании пролетело незаметно. Уверена, что и наши читатели получили море удовольствия от искренности и глубины ваших ответов. Желаем вам творческих успехов и, конечно же, счастья. Пусть оно и дальше не покидает вас и ваших близких!