...

Пять врачей, которые вошли в историю

Пять врачей, которые вошли в историю

Врачи и сегодня спасают людей даже ценой своей собственной жизни. Вот самые яркие случаи из истории.

Николай Склифосовский: Сделал операции стерильными

Хирург Николай Склифосовский (1836–1904) лично спас сотни солдат, проводя операции во время русско-турецкой войны (1877–1878), балканской войны 1876 г. и других военных конфликтов. Однако главная его заслуга была в установлении строгих гигиенических норм во врачебной практике.
Сегодня в это сложно поверить, но из-за недостаточной чистоты многие операции заканчивались трагически как для пациентов, так и для врачей, которые могли заразиться. Антисептические повязки на основе спирта и йода начал использовать Николай Пирогов, однако только его ученику Склифосовскому удалось ввести обязательное применение антисептиков, причем добиться этого было весьма непросто.
Врачи в конце XIX века были категорически против нововведений: бинты использовались повторно, инструменты просто мыли в теплой воде, оперировали на деревянных столах, которые впитывали пот и кровь больного. На внедрение новых методов ушли годы научной и просветительской работы: постепенно в операционных стали стерилизовать инструменты, сжигать использованные перевязочные материалы, мыть руки после каждой операции и заменили деревянные столы на металлические.

Илья Мечников: Заражал себя, чтобы спасти других

Сегодня мы почти забыли о таких болезнях, как тиф и холера, хотя еще в недавнем прошлом от них умирали целых поселения. Какой ценой врачам удавалось остановить эти эпидемии? В поисках лекарства многие медики с древнейших времен ставили на себе эксперименты. Они намеренно заражали себя и не позволяли лечить, чтобы изучить ход болезни и реакцию на нее живого организма. Так было сделано множество научных открытий в области человеческого иммунитета и вирусологии.
Основатель русской школы иммунологии Илья Мечников (1845–1916) с юных лет любил ставить опыты и наблюдать за природными явлениями, за что получил прозвище «ртуть» от матери. В Российской империи, а затем во Франции он занимался вакцинацией от бешенства, холеры и сибирской язвы. Чтобы проверить собственные гипотезы о распространении бактерий, он заразил себя сифилисом и возвратным тифом, вводил кровь малярийного больного, каждый раз борясь со смертью. Он дважды выпивал зараженную холерой воду. Современники говорят, что выжить во всех этих экспериментах Мечникову помогало его богатырское здоровье.
До конца жизни он изучал вопросы долголетия, придя к выводу, что здоровье человека напрямую зависит от микрофлоры кишечника и, как ни странно, от настроения. Счастливый человек живет дольше, а от болезней помогают прививки — такие, казалось бы, банальные вещи мы знаем благодаря Мечникову.

Георгий Синяков: Освободил тысячи военнопленных под видом мертвых

О подвиге этого уральского хирурга стало известно благодаря спасенной им летчице, Герое Советского Союза Анне Егоровой, сбитой под Варшавой в 1944 году. В 1961 году в «Литературной газете» она рассказала о докторе, который помог ей бежать из концлагеря. И не только ей одной. Во время Великой Отечественной войны Георгий Синяков (1903–1978) сумел организовать побег множества заключенных из лагеря Кюстрин в Польше.
Призванный в первые дни войны, Синяков служил фронтовым хирургом, пока в октябре 1941 года не попал в плен под Киевом. С мая 1942 года и до конца войны он содержался в Кюстрине. По одной из версий, он спас сына одного из гестаповцев, который подавился костью, и нацисты разрешили доктору свободно передвигаться по территории лагеря, назначив усиленный паек, которым тот делился с другими узниками.
Синяков воспользовался своим положением, чтобы помочь заключенным бежать. В этом ему помогал немецкий переводчик Гельмут Чахер (он был женат на русской). Чахер снабжал пленников картами и компасами, а Синяков заботился о том, чтобы каждого человека официально вычеркнули из списков живых. Происходило это так: Синяков констатировал смерть, пленного вывозили с настоящими трупами и сбрасывали в ров за территорией лагеря, где тот «воскресал».
В начале 1945 года, когда Красная Армия уже была на подходе к лагерю, там оставалось около трех тысяч человек. И Синяков смог уговорить нацистов не уничтожать пленных. До сих пор неизвестно, как он это смог сделать, но немцы отступили без единого выстрела. А вскоре в лагерь вошли советские войска, и за несколько дней хирург провел операции семидесяти раненым танкистам. Доктор дошел до Берлина и оставил свою подпись на стенах Рейхстага. После войны Георгий Синяков работал в городской больнице в Челябинске. О тех годах он предпочитал не рассказывать.

Юрий Воробьев: «Разминировал» раненого солдата

Операция, которую в сентябре 1986 года провели советские врачи, кажется просто невероятной. В госпиталь в Душанбе, столице Узбекской ССР, поступил раненый в ходе войны в Афганистане солдат Виталий Грабовенко. У него были множественные осколочные ранения, которые благополучно зашили. Только на следующий день, когда у пациента перестала шевелиться рука, на рентгене увидели странную прямоугольную тень на мышцах грудной клетки. Она была довольно большой — 11 см.
Обратились к военным за консультацией — несколько человек уверенно заявили, что это боевой снаряд, причем на взводе. Одно неосторожное движение — и весь госпиталь погибнет. Подобный случай был зафиксирован только в Великую Отечественную войну, и тогда при извлечении гранаты погибла вся медбригада. Несмотря на это решено было оперировать.
Вызвался заведующий госпиталем хирург Юрий Воробьев. Ассистировал ему молодой врач, лейтенант Александр Дорохин. Операцию готовили четыре дня, расписывая все действия по секундам. Для извлечения гранаты соорудили специальный инструмент, который бы позволил зажать ее намертво. Госпиталь оцепили саперы. Наготове были медицинские бригады, на случай если пострадают врачи. Анестезию делали в касках и бронежилетах. Хирург и его помощник надели 30-килограммовые костюмы саперов и пуленепробиваемые стекла на глаза. Это в 40-градусную жару!
Операция длилась 15 минут — извлеченный снаряд быстро положили в контейнер и отдали саперам. Воробьеву удалось не только успешно вытащить боевой снаряд, но и сохранить солдату руку. За свой подвиг он получил орден Красного Знамени.

Леонид Рошаль: Освобождал захваченных детей на Дубровке и в Беслане

«Детский доктор мира» – так называют Леонида Рошаля (родился в 1933 г.) в России и за рубежом. Он всегда там, где нужна помощь детям: Рошаль спасал детские жизни после землетрясений в Армении (1988 г.) и Афганистане (1998 г.), во время войн в Ираке (1991 г.) и Чечне (1995 г.). В 2002 году, когда террористы захватили здание театрального центра на Дубровке в Москве, он был одним из немногих, кому разрешили зайти внутрь. Доктор смог передать заложникам воду и медикаменты и уговорил террористов выпустить восемь детей.
Всего два года спустя ему пришлось увидеть один из самых страшных терактов в истории России: 1 сентября 2004 года в небольшом городе Беслане террористы захватили школу, где находились более тысячи учеников и их родителей. Рошаль был первым, кого террористы потребовали к себе. Он прилетел спустя несколько часов после теракта. В Беслане ему дали телефон, и он десяток раз созванивался с террористом, имени которого не знал, уговаривая хотя бы передать воду детям.
К 3 сентября удалось договориться, чтобы вынести тела погибших, которые лежали перед школой. В это время в школе раздался взрыв, и заложники начали выбегать из здания, прыгая в окна, а спецназ начал штурм.
«Самое, что я, быть может, вообще сделал в своей жизни — это то, что сумел тогда остановить сотни родственников заложников, которые собрались идти самостоятельно освобождать своих детей, — так сказал потом Рошаль. — Террористы решили бы, что это провокация, и началась бы мясорубка!»

Анна Сорокина

Серафинит - АкселераторОптимизировано Серафинит - Акселератор
Включает высокую скорость сайта, чтобы быть привлекательным для людей и поисковых систем.