Нужно верить в себя и самому себя поддерживать

Нужно верить в себя и самому себя поддерживать

Полина Шамаева — не просто человек запредельного обаяния, но и солистка Московского театра «Новая Опера» имени Е. В. Колобова и Венгерского государственного оперного театра в Будапеште, победительница пятого сезона телепроекта «Большая опера», лауреат VI Национальной оперной премии «Онегин» в номинации «Фаворит».
Наши юные журналисты узнали от Полины все тонкости и сложности ее волшебной профессии. Харизма и искренность артистки очаровали всех. Мы вместе смеялись и удивлялись, философствовали и просто наслаждались уютной беседой. Приглашаем и вас, наши дорогие читатели, стать участниками этой беседы.

Полина, вы пели в общей сложности 21 год в хоре. Что вас сподвигло переключиться на соло?
Да, все верно. В хоре я пела с 6 лет, с того момента, когда родители отвели меня в музыкальную школу. Хор был у всех детей и, соответственно, сопровождал меня все время обучения в музыкальной школе и уже позднее в музыкальном училище, потому что я училась на дирижерско-хоровом отделении, и в вузе.
Почему получилось так, что я перешла в сольный вокал? Потому что уже с 6 лет мне давали петь небольшие соло. Конечно, это было безумно сложно, когда ты поешь и в хоре, потому что это один контроль звука, ты должен подстраиваться под товарища, а когда ты поешь сольно, наоборот, нужно звук отпускать, отдавать его зрителю. Это переключение очень сложно физически, когда ты и там, и здесь. И в какой-то момент я решила, что хор нужно убрать и оставить только выходы на соло. Как я иногда шучу, что эти маленькие соло постепенно переросли в большую оперную деятельность.

У вас в социальной сети «ВКонтакте» в постах после выступлений часто встречаются фразы «Я счастлива!» и «Спасибо за цветы и овации!» Что больше делает вас счастливой: само выступление или отдача от зрителей?
Нельзя сказать, что что-то одно делает меня счастливой. Цветы и овации — это как оценка и благодарность за ту работу, которую я произвела. Когда я пишу, что я счастлива, это действительно такой момент: когда артист выходит на сцену, он открывается. Можно сказать, что мы на сцене голые. Если артист выйдет закрытым, то зрители уйдут в полном неведении, что произошло и на что они потратили вечер. Наша задача — открыться полностью и то, что мы накопили, наши знания, надо подарить зрителю, отвлечь его в этот момент от суеты. И счастье тогда, когда зритель тоже навстречу тебе открывает свою душу. Вот это для меня счастье, поэтому эта фраза так часто встречается в постах. Происходит такая подзарядка энергией, ты один, а зрителей 200–500 человек, и счастье, когда эти люди отдают тебе частичку себя.

Что делает вас счастливой кроме творчества?
Такой сложный вопрос про счастье. У моей дочки есть книжка «Как ослик счастье искал». Вот там как раз очень интересный вывод, что счастье — это, наверное, теплый дом, вязаные носочки и так далее. Для меня счастье — это когда близкие здоровы, когда у тебя получается то, что ты задумал. И сейчас я стараюсь, мне сложно быть счастливым человеком, потому что я рациональная, очень реалистична и цинична, поэтому работаю над этим. Стараюсь каждый день находить радость в мелочах. Еще для меня счастье — это радость и общение с близкими.

Больше 10 лет вы пели в церковном хоре. Что для вас вера?
В первую очередь вера для меня — это вера в хорошее. Вокруг нас сейчас очень много негатива, плохих новостей. Я считаю, что если мы погрузимся в это, то мы сами себя внутри съедим. И наша задача сейчас, каждого человека — во всем этом найти что-то хорошее. Нужно видеть позитив.
Еще для меня вера — это верить в себя и верить, что у тебя все получится. Для меня такой аспект не религиозной веры, а именно веры в свои силы. Потому что человек сам по себе не нужен никому по большому счету. В этот мир мы приходим одни и уходим так же. В первую очередь нужно верить в себя и самому себя поддерживать.

Опера — это такой жанр, который молодежь не сильно знает. Как вы считаете, у оперы есть возможность заинтересовать юного зрителя?
Я считаю, что каждый человек выбирает себе то, что ему нравится. Кому-то нравятся мюзиклы, и у нас нет задачи забирать оттуда людей. Огромная задача современных режиссеров — заинтересовать молодежь, для этого оперу сделать яркой и интересной.
У нас часто складывается впечатление, что опера — это что-то скучное и непонятное. Современные режиссеры должны сделать так, чтобы это было понятным. Если кто-то из молодых людей хочет попасть в оперу, в первую очередь нужно прочитать, о чем эта опера. Если вы идете на «Евгения Онегина», значит прочитать «Евгений Онегин» Пушкина, а по-хорошему, прочитать еще и либретто. Либретто — это краткое содержание оперы. Потому что часто бывает, что в либретто меняется сюжет, нить повествования. Если это сделать, то уже будет понятно, кто персонажи и какие действия происходят.
Если есть желание, человек придет в оперу. И я всегда надеюсь, что когда он придет в первый раз, его не оттолкнет режиссура.

В какой момент жизни вы поняли, что хотите стать оперной певицей?
Есть такая поговорка «не зарекайся». Вот я, когда пошла в музыкальное училище, думала, что буду кем угодно, только не оперной певицей. Потому что в тот момент я понимала, что такое голос. Это настолько тонкий организм, эти две связочки, они полностью зависят от твоего эмоционального и физического состояния. Если простудился или перенервничал, то голоса нет.
Этот инструмент все время с нами, поэтому очень сложно и ответственно. Нужно постоянно думать, как себя чувствует твой голосовой аппарат. Много ограничений: нельзя пить алкоголь, курить, кушать острую пищу. По этим причинам я не хотела заниматься пением, потому что понимала всю ответственность.
Потом моя карьера начиналась очень сложно, в то время я пела в церковном хоре, и после каждой службы мой голосовой аппарат очень уставал, потому что я еще не умела им владеть. Но в дальнейшем так сложилось, что все начало получаться, и я стала получать удовольствие от пения. И теперь я стала оперной певицей, которая в 14 лет говорила, что «только не опера».

Если бы вы не стали оперной певицей, то кем бы вы были?
Я бы сейчас была директором строительной фирмы. Я очень хорошо чертила в школе, и мне это безумно нравилось. У меня дедушка — художник, профессиональный оформитель, папа — инженер, соответственно, по наследству это все передавалось. Я разрывалась между тем, поступать в музыкальное училище или в строительный техникум, потому что мне всегда это было интересно.
Вы знаете, что известная сопрано Ирина Константиновна Архипова — архитектор по образованию? Она — мой кумир, я всегда увлекалась ее творчеством, восхищалась ее целеустремленностью.
Но все-таки я выбрала музыку. В последнем классе музыкальной школы, в 15 лет, мы переехали в другой город, и я попала к такому педагогу, который за год просто влюбил меня в музыку.
Я считаю, что личность педагога в любой профессии играет огромную роль. Да, у каждого есть к чему-то склонности, но здесь важно попасть в нужное время к нужному человеку, который тебя заинтересует.
А уже в музыкальном училище я попала к педагогу, который мне привил такую любовь к дирижированию хором, что я себя мыслила только дирижером хора. Получилось, что вначале я хотела быть строителем, потом дирижером хора, а сейчас я пою, но собираюсь заняться позже симфоническим дирижированием. Хочу получить еще третье образование, чтобы сделать себе «подстилку» к пенсии. Так как есть определенный возраст, до которого поют, далее уже идет износ организма.

Поете ли вы дома на радость соседям?
Я занимаюсь дома практически каждый день. Певцы — как спортсмены, голосовые связки — это мышцы, мы их разогреваем распевками, постепенно делаем зарядку. Но по возможности я стараюсь больше заниматься в театре.

Вы бы хотели, чтобы ваш ребенок пошел по вашим стопам?
Я первая в династии певица. Моей дочке скоро будет 9 лет. Я пыталась, чтобы она занималась музыкой, но мой ребенок сказал, что ему это не надо. Она любит рисовать, лепить поделки. И я решила, что не буду мучить дочку музыкальной школой.

У вас есть какое-нибудь хобби, увлечение?
Раньше я вышивала крестиком, а сейчас я ничего не успеваю, потому что работаю круглосуточно. Масса обязанностей, ответственность, это очень сложно, но интересно.

Как вы выбираете себе наряды, есть ли профессиональный дресс-код?
Профессиональный дресс-код — это длинное концертное платье в пол. Платье должно быть яркими, удобным, из эластичных материалов. И конечно, платье должно подходить под ту программу, которую ты собираешься исполнять.

Случаются ли курьезные ситуации с оперными певицами на рабочем месте в театре?
В целом у меня не бывает курьезных случаев, потому что я очень серьезный человек. Было лишь один раз, когда я заснула на рабочем месте. Мне по роли полагалось изобразить спящую, и пока я ждала своего выхода, уснула по-настоящему, но все для зрителя выглядело очень гармонично. Сонная героиня и сонная я.

Что для вас счастье?
Счастье — это реализация себя, это когда твой ребенок чего-то добивается, когда все в порядке с твоими близкими. Счастье — это когда ты можешь позволить себе то, что ты хочешь, и тебе за это ничего не будет. Тогда ты счастливый человек, и надо к этому стремиться.

Екатерина Антипьева